Призыв31

Наш земляк доктор физико-математических наук Владимир Майданов рассказал о своей жизни и работе

22 января , 09:07ОбществоФото: Вадим Цыганко

190 оригинальных статей подготовлено им как автором и в соавторстве с другими учёными.

Много выдающихся людей вышло из российской глубинки. Учёные, деятели культуры и искусства, полководцы. Многие наши талантливые со-отечественники волей судьбы оказались вдали от тех мест, где родились и выросли.

В послевоенные годы из Суджанского района Курской области в Борисовку переехала семья Майдановых. Андрей Васильевич и Вера Федотьевна были педагогами, оба прошли через горнило войны. Учили детей доброму и светлому, вели активную общественную работу.

В этой семье родился и вырос единственный сын, который прошёл тернистый путь к мировой известности. Молодое поколению нашей малой родины его, скорее всего, не знает. И только те, кто увлекается математикой и физикой, могли слышать его имя и знать об огромном вкладе в изучение того, о чём в начале прошлого века даже великие учёные в области физических явлений могли только предполагать. Но его прекрасно знают учёные в Германии и Англии. Он также известен в академических кругах Украины, откуда не так давно был вынужден в спешном порядке вернуться в родные места.

Владимир Андреевич Майданов – доктор физико-математических наук. Профессор. Обладатель грантов международных научных фондов. Это сейчас. А в далёком 1964 году он блестяще окончил восемь классов средней школы №1 и с успехом поступил в Харьковский радиотехнический техникум. В школьные годы он был таким же, как и его сверстники, отличался лишь тем, что очень увлекался математикой и физикой. Сказать, что это были его самые любимые школьные предметы, значит не сказать ничего. Во время учёбы в техникуме подружился со своей будущей женой Валентиной, которая до сегодняшнего дня – его надежда и опора в жизни, прочный и надёжный тыл. Она делила с ним радость побед в научных изысканиях и делит сейчас горести резкого поворота судьбы. Она родилась и выросла в Новостроевке нынешнего Грайворонского района, для молодого парня тот факт стал значимым. Ехала молодёжь в то время в Харьков – крупный промышленный и научный центр. В то время этот гигант мог «проглотить» и желающих работать, и имеющих жажду знаний.

Владимир Андреевич на своём поприще мог бы и сегодня раскрывать секреты неизведанного и так нужного людям. Со своим багажом знаний и опыта мог бы подготовить ещё не одного учёного, а может, и будущего первооткрывателя. Но сложилось иначе.

«Так называемая украинизация была очевидной последние несколько десятилетий во всём и везде, – поделился Владимир Андреевич. – Всё делалось насильно, в наглую, нахрапом.  Было даже запрещено готовить диссертационные материалы на русском языке: требовали или на украинском, или на английском. Но, позвольте, что такое украинский язык? Как перевести технические термины или описать процессы исследований, если в нём нет даже таких слов? Нормально и правильно понимающие последствия этой самой украинизации вели с этим борьбу как могли. Но кто нас слышал? Так, глас вопиющего в пустыне. А что сейчас происходит? Где учёные, где исследовательская работа? Думают ли в том государстве, в какой век оно уже отброшено? Если в тёмные времена, то они уже наступили. А Запад умеет переманивать специалистов, учёных, всех, из кого можно что-то полезное выжать. Боюсь, что академическая наука будет уничтожена под корень. А ведь она была одной из сильнейших в мире! Да, вероятно, и существование Украины как государства, под большим вопросом. Как говорится, допрыгались».

Три с половиной года учёбы в техникуме пролетели быстро и были интересными.  После его окончания Владимир с первого раза и без проблем поступил в Харьковский университет имени Каразина на вечернее отделение физического факультета. Но окончить учёбу ему не удалось – был призван на службу в ряды Советской Армии. Она проходила в радиотехнических войсках. Служба есть служба. После демобилизации  ему пришлось восстанавливать в памяти всё, что до армии в науках «щёлкал» как семечки.

Молодая семья, маленький ребёнок, работа днём и учёба в вечернее время. Познание нового и неизведанного, размышления,  осмысление, анализ возможных путей предстоящих открытий, которые немного позже будут признаны мировыми светилами науки. В то же время это были, наверное, самые лучшие годы жизни – молодость. Именно в тот период был заложен мощный фундамент для старта в науку. Появилась уверенность, что путь, по которому ему предстояло пройти, – физика – выбран правильно.

За всю историю университета на то время Владимир Майданов был единственным, кто вечернее отделение окончил с отличием. Совмещать учёбу в таком серьёзном вузе и содержать семью – как же тут тянуть на «золото»?! Однако смог, так как был невероятно настойчивым и целеустремлённым. Упорство и трудолюбие помогали ему преодолевать тернии на жизненном пути и в дальнейшем.

После окончания вуза продолжил работу в институте низких температур имени Б.И. Веркина. Прошёл путь от простого техника до ведущего научного сотрудника со степенью доктора физико-математических наук в области низких температур.

«Исследования института уникальны по своей сути, – рассказал в беседе Владимир Андреевич. – Более чем половину века его сотрудники занимались фундаментальными исследованиями в области экспериментальной и теоретической физики, математики. Исследования проводились и по прикладной физике. Направления разные, но основными были высокотемпературная сверхпроводимость, слабая сверхпроводимость, магнитооптика антиферромагнетиков, физика низкоразмерных систем, микроконтактная спектроскопия, квантовые кристаллы. Но это ещё не всё. Были и направления, связанные с нелинейными явлениями в металлах, физикой неупорядоченных систем, квантовыми явлениями в пластичности и некоторые другие. Все направления были значимы, в некоторых просматривалась связь».

При самом активном участии Владимира Андреевича в институте было сформировано новое и актуальное направление, связанное с физикой квантовых кристаллов. Это стык физики твёрдого тела, квантовой механики и физики низких температур. Владимир Андреевич проводил целую серию исследований кинетических свойств твёрдого гелия при низких и сверхнизких температурах. Результатом этой работы стали новые фундаментальные результаты относительно квантового туннельного переноса вещества. Был активным участником исследований в изучении новой, но очень интересной задачи – возможной сверхтекучести квантовых кристаллов. Самое интересное – результаты его исследований позволили сформулировать альтернативный аспект проблемы, связанной с квантовым туннельным переносом вещества. Слишком сложно? Да, но на то она и физика. Мы, зачастую обращаясь с бытовым прибором или проходя медицинское обследование на новейшем оборудовании, даже понятия не имеем, как оно работает, из чего состоит тот или иной элемент. А средства связи или радиолокации? Об их принципе действия знает узкий круг специалистов. А уж о космосе даже говорить не приходится. Исследования сотрудников института низких температур применяются сегодня во многих областях и будут внедрены более широко в ближайшем будущем.

Владимир Андреевич отдавал себя исследовательской работе без остатка. В самые напряжённые периоды редко бывал дома и практически не видел семью. Щи, в буквальном смысле, супруга приносила ему на работу. Хотя и сама была загружена до предела. Она тоже окончила техническое учебное заведение и работала на предприятии оборонно-промышленного комплекса, где требования были на несколько порядков выше, чем на гражданских.

В разное время исследовательские центры, специализирующиеся по изучению низких температур, были организованы в Москве, Харькове, позднее – в Тбилиси. Харьков был вторым ведущим криогенным центром, в котором работали либо выдающиеся учёные, либо ученики светил советской науки. В то время в стране уже осознали важность и актуальность исследований, опоздание было чревато. Хотя тогда ещё не все понимали, что такое температура кипения азота, а на бытовом уровне низкие температуры воспринимались лишь на кухне в холодильной камере или как образование льда на водоёмах в зимние морозы. А тут ещё и сверхнизкие. Так вот изучение низких температур дали два грандиозных открытия XX века – сверхпроводимость металлов и сверхтекучесть жидкого гелия. Первое – это революция в технике. Из неё вытекает поиск металлов и сплавов, которые способны передавать электроэнергию при обычных температурах значительно сократив потери. При очень низких температурах можно изучить природу вещества, что невозможно в обычных условиях. Это получение суперчистых кристаллов. При низких температурах все посторонние примеси просто вымораживаются. При этом можно проводить моделирование практически всех процессов.

«Всё состоит из атомов, и это утверждали ещё древние, – продолжал рассказ Владимир Андреевич. – Классическая ньютоновская физика всё прекрасно объясняет. Но чем глубже изучается материя, тем становится труднее объяснять те или иные процессы классическими законами. А на каком-то уровне они и вовсе перестают работать. Так что физика низких температур уже на стыке с квантовой, понять которую, как утверждают светила науки, пока невозможно. Пример – если изучать атом более глубоко, то по классической физике электрон, вращаясь вокруг ядра атома доли секунды, теряет энергию и «падает» на ядро. Всё, жизнь прекратилась. Но ведь мы живём! Значит, есть какие-то другие законы или принципы, благодаря которым жизнь продолжается!»

Удивительные вещи происходят на уровне микромира. Рано или поздно человечество дойдёт до истины, благо, таких пытливых, как профессор Майданов, хватает во все времена. Лишь бы новые открытия были на пользу людям.

Результатом успешного руководства Владимиром Андреевичем работой научной группы, занимающейся изучением квантовых кристаллов при сверхнизких температурах, явились очень интересные и важные результаты исследований. Пятеро учёных из этой группы стали кандидатами физико-математических наук. 190 оригинальных статей подготовлено им как автором и в соавторстве с другими учёными. Сегодня выдержки из этих публикаций цитируют в мировой научной литературе. Результаты, выделенные в монографиях и справочниках, вошли в основные положения современной физики низких температур. На базе института был создан криогенный комплекс для физических исследований при низких температурах. В нём есть и оригинальные конструкции рефрижераторов для получения сверхнизких температур, разработанные нашим земляком.

В марте прошлого года Владимир Андреевич вместе с супругой Валентиной Хасяновной покинули Украину, которая была для них второй родиной. Уехали из Харькова в спешном порядке, бросив всё нажитое. Смысла оставаться там, где царит ненависть ко всему, что связано с Россией и её сторонниками, просто не было. Более того, нависла угроза безопасности жизни. Оказались в нашем районе, где всё знакомо, словно и не уезжали никуда. Да, многое здесь изменилось. Но почему-то всё оно для них также родное и будоражит воспоминаниями о далёкой молодости. Пока идёт процедура оформления документов и всего, что связано с этим. Кстати, диссертационные дипломы и другие важные документы в руки Владимира Андреевича попали позже и окольными путями. Это целая история, с элементами лихо закрученного детектива и полная абсурда. Но спасибо друзьям, которые не бросили в беде семью Майдановых, понимая, насколько важен для них тот пакет документов.

Пока сложно представить, как будут развиваться дальнейшие события. Быть может, Владимир Андреевич, устав от суеты и пережитого, захочет покоя, живя в живописном месте – на хуторе Никольском, где предоставил им кров сын. А может, всё утрясётся, и Владимир Андреевич вновь будет востребован в науке, теперь уже российской. Нашей стране ой как нужны такие люди! Ведь сколько ещё неоткрытого и неизведанного?! Сколько всего нуждается в прорывах и познании. Думается, что и Владимира Андреевича манят таинства квантов, а он, в свою очередь, готов в очередной научной статье поделиться с мировым сообществом исследователей ценными мыслями.

Авторы:Вадим Цыганко