Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
11:52, 17 октября 2020

Супруги Кривенченко из Борисовского района отметят 45-летие совместной жизни в этом году

Супруги Кривенченко из Борисовского района отметят 45-летие совместной жизни в этом годуФото: Ирина Карнаухова
  • Статья

Где бы они ни жили и ни работали, их всегда тянуло на родину.

Надежда Петровна и Александр Николаевич родились в селе Покровка, где сейчас располагается подсобное хозяйство санатория «Красиво» да несколько дачников летом живут.

Хранительница очага начала разговор с рассказа о малой родине, за которую до сих пор болит её душа.

 «Раньше наше село было большим, хорошим, – вспоминала она. – Но дороги ни туда, ни по самому селу тогда ещё не построили. Дети подрастали, школы нет, возить в другие населённые пункты было не на чем, и люди постепенно разъехались кто куда. К 2000 году работы там тоже не стало, и село окончательно опустело. Училась я в Никитском. В классе нас было 27 человек. После развала Союза буквально за пару десятилетий всё пришло в упадок. Мама растила нас с братом сама. Я видела, как ей было трудно. Поэтому ни о какой учёбе после школы не думала и после восьми классов в 1973 году уехала в Харьков. Работала на заводе «Муздеталь». Жила на квартире».

Всё вроде бы было хорошо – на заводе многое удавалось.

«Но я очень быстро поняла, что городская жизнь не для меня. Покровские бурьяны не отпускали, – шутила Надежда Петровна. – Так и вернулась в родное село. Пошла в колхоз, но понимала, что перспектив заработать, как говорится, на безбедную жизнь немного. Поэтому, когда другая подруга детства Вера позвала в Красногвардейск, недолго раздумывая, поехала. Устроилась на консервный завод и жила у Веры».

Вообще, у Надежды Петровны есть несколько настоящих подруг, таких, что лучше многих родных сестёр. С той Верой дружба длилась с самого детства (жили в Покровке по соседству, родители были кумовьями) до её безвременной кончины.

«Она была очень человечной, всё принимала близко к сердцу, а сердце было слабое, вот и не дожила до пятидесяти. Нет её уже 14 лет, – с горечью сообщила Надежда Петровна».

Скромный, но настойчивый

Александр Николаевич старше супруги на три года. После восьмого класса отучился в школе механизации в Борисовке и до призыва в армию работал водителем в колхозе «Россия».

«Я очень нравилась его бабушке и даже слышала, как она не раз то ли в шутку, то ли всерьёз говорила: «Сашко, женись на Надечке», – поделилась хозяйка. – Мы дружили, я проводила его в армию. Он два года служил в Германии. Ушёл и ни одного письма мне не написал, хотя знал, что симпатизирую ему. Скромничал, наверное, или дал себе и мне время разобраться в чувствах. Не знаю, но так или иначе я тоже не стала писать, хотя в глубине души ждала, поэтому до сих пор помню день и час, когда он вернулся. Я дружила с его двоюродной сестрой и в тот момент была у неё. Он зашёл сначала к ним, тогда я его и увидела. Через несколько дней пошли в клуб с девчатами, сидели в зрительном зале перед киносеансом, а он пришёл подтянутый, возмужавший, в армейской форме, поднялся на сцену и объявил во всеуслышание: «Не я буду, если ты за меня не выйдешь». Это меня задело, и буквально через месяц я уехала в Красногвардейск. Но от любви‑то никуда не денешься, и я спустя некоторое время передала‑таки ему привет через подругу. А он в ответ прислал телеграмму с приглашением на проводы младшего брата в армию. Отметили мы 2 ноября проводы, новобранец на утро уехал, а Саша сделал мне предложение, добавив с сомнением: «Ты, наверное, будешь смеяться». Я не засмеялась, но ничего и не ответила. А мою маму он, как оказалось, уже предупредил, что придёт свататься: как положено, получил её одобрение, а мне не дал опомниться. Засватали меня 8 ноября и, не откладывая в долгий ящик, 22-го сыграли свадьбу».

Свадьба пела и плясала

Свадьба была по всем сельским правилам того времени. Никаких пригласительных не рассылали: приглашали гостей лично – всех обходили и звали. Начиналось всё вечером в субботу – гуляла молодёжь. Заблаговременно убирали и наряжали дом, где будут жить молодые, перевозили туда невестино приданое.

«Привезли в дом свекрови гардины, кровать, шкаф и другие вещи, друзья и подруги помогли всё расставить, развесить, и начали праздновать, – рассказала Надежда Петровна. – На другой день – непосредственно свадьба. Гуляли в двух домах: и у жениха, и у невесты. У меня свои гости, у него – свои. Столы накрывали в каждом, а мы ходили туда-сюда. День был замечательный: для ноября на редкость тёплый и солнечный. В понедельник – беседа. Родственники наряжаются в маскарадные шуточные костюмы, идут к молодым и веселятся от души. Так гуляют до среды. Говорят: «До среды хоть на лавке сиди». Сейчас за веселье отвечают ведущие, тамада, а тогда гости пели и плясали без всяких организаторов, и свадьбы были по‑настоящему весёлые».

Вновь на чужбину

«Я после замужества работала дояркой в Покровке, потом ушла в декрет: родилась у нас дочь Оленька, – продолжила собеседница. – Когда ей исполнилось семь месяцев, чтобы можно было отдать в ясли, мы с мужем решили поехать на Донбасс, там жил брат Саши. Я работала на стройке, потом техничкой в школе, Саша – водителем на заводе. Пользовался уважением, был в почёте. К нам уже и свёкор со свекровью переехали. Свёкор в Покровке был бригадиром тракторной бригады, и там тоже ему доверили возглавлять такое же подразделение. Даже подумывали начать строиться, но я не могла: душа рвалась назад в деревню. И свёкор то же самое чувствовал. Я ему тогда сказала: «Па, уезжайте, и мы за вами приедем». Так и сделали. В конце 1979 года вернулись на родину, и слава богу, что так всё вышло»!

На родине всё проще

Муж вновь пошёл шофёром, а она после курсов повышения квалификации работала племучётчиком, потом заведовала фермой. Когда Оле настало время идти в школу, им дали в Хотмыжске служебную квартиру.

Понятно, что ежедневные бытовые заботы лежали исключительно на молодой хозяйке: муж постоянно был на работе, особенно в посевную и уборочную страду становилось трудно. Александр Николаевич уйдёт едва расцвело и вернётся, когда уже солнце село. А на Надежде Петровне были двое детей и, кроме готовки и уборки, приходилось управляться с большим хозяйством: держали три коровы, две свиноматки, поросят, по четыре быка каждый год.

«Мне было 23 года. Как вспомню – самой страшно, – говорит она сейчас. – Правда, дом у нас был благоустроенный – водопровод, санузел, ванная комната. Были и хозпостройки: сарай, летняя кухня. Сначала платили как за служебное жильё, а потом приватизировали. Чтобы было на что жить, учить детей и строиться дальше, держали такое хозяйство. Оплатить приватизацию жилья помогла моя мама: у неё была хорошая пенсия. Она великая труженица: все 365 дней в году работала в колхозе, ещё и корову держала. Трудилась по наряду без выходных. Когда мы вернулись с Донбасса глубокой осенью, я её с поля забрала, чтобы она была с внучкой, а я могла работать, и соседка хорошо помогала, спасибо ей. Мне вообще везло в жизни на хороших людей».

В 1981 году у них родился сын Сергей. В 7 месяцев его отдали в ясли, а Надежда Петровна вышла в столовую поваром, поработала недолго, потом ей поручили развозить хлеб в магазины по всем отделениям колхоза и принимать заказы от комбината бытового обслуживания. Ещё через два года её пригласили работать кассиром-бухгалтером. Боялась очень, всё‑таки документы и деньги – ответственность большая, но справилась, научилась.

Александр Николаевич большую часть жизни трудился на грузовом самосвале, а с 1985 до 2000 года был личным водителем председателя колхоза. Он мастеровой и трудолюбивый человек – настоящий хозяин. Это видно по их усадьбе: всё сделано добротно, каждая деталь и мелочь учтены, все постройки размещены рационально и удобно, везде чистота и порядок. Он постоянно трудится, и в день нашего визита не стал отвлекаться на разговоры, доверив общение супруге.

Но и хозяйка на совесть выполняет свою работу. Благодаря ей усадьба украшена разнообразными растениями: это её любимое занятие. И цветы повсюду: в палисаднике, на клумбах и в комнатах. Чистота в доме и во дворе – тоже на ней. Они под стать друг другу, поэтому и преодолели все трудности и неурядицы. Жизнь проверяла их чувства на прочность, и они эту проверку прошли с честью. Настоящая любовь сильнее испытаний.

«Он меня ни разу не обижал, не допускал даже грубой формы имени, – с нескрываемой нежностью к супругу сказала Надежда Петровна. – Чтоб назвал Надькой – никогда. Мы всегда находили общий язык, я чувствую, как сильно он мной дорожит, и я им, конечно, тоже».

Сад Диденко

Вот и минули вихри испытаний юности и поиски лучшей доли в молодости. Жизнь супругов Кривенченко вошла в спокойный период, а в их усадьбе уже выросло очередное поколение, которое вскоре даст жизнь следующему. Ольга с мужем Сергеем остались в родительском доме. Надежда Петровна провела интересную параллель, сказав, что сад, посаженный когда‑то ею с мужем, теперь сменили молодые деревца, посаженные дочерью с зятем. Сад Кривенченко стал садом Диденко.

«А мы сделали пристройку к летней кухне и прекрасно обустроились здесь, – рассказала Надежда Петровна. – Дочь с зятем познакомилась в Покровке, у него там жила бабушка. Ждал её три года, пока она заканчивала обучение в Белгородском госуниверситете. Поженились в 1994 году. Уже 21 год она работает учителем начальных классов, а Сергей – трактористом в ООО «Борисовские фермы». У него есть художественный талант: украсил лепниной и разрисовал весь дом и ворота. Их старший сын Никита окончил Белгородский государственный аграрный университет им. В.Я. Горина, живёт в Москве. Младший Александр – второклассник, увлекается спортом, очень подвижный, любит погонять мяч с друзьями».

С такой же гордостью и любовью Надежда Петровна рассказала и о сыне с невесткой. Сергей после девятого класса учился в Борисовском агромеханическом техникуме, потом работал в колхозе. Два года нёс срочную службу в Мурманске. Отслужил достойно. Сейчас работает сварщиком на Борисовском заводе мостовых металлоконструкций им. В.А. Скляренко. Освоил сварочное дело на практике, на хорошем счету у руководства. Его жена Елена тоже работает на заводе крановщицей. Живут у тёщи, но строят дом в Хотмыжске. У них трое детей. Старшая Анна учится на дизайнера в Яковлевском педагогическом колледже. Илюша – в четвёртом классе, тоже подвижный, спортивный парень, а младшенькая Женя – второклассница. Сергей и Лена 18 лет вместе.

Супруги Кривенченко-старшие создали в своей большой семье такой уклад жизни, в котором все окружены вниманием, лаской и любовью. И Лена, и Сергей называют Надежду Петровну и Александра Николаевича мамой и папой.

«Я в семье прораб, – с улыбкой говорит Надежда Петровна. – Раздаю всем наряды, а они меня слушаются и выполняют. Не потому что я тиран или властный человек, а потому что знают, что я их всех искренне люблю. Зять прожил вместе с нами 26 лет – больше, чем сын. Могу и поругать, но никто не обижается. Понимают, что я не со зла, поэтому у нас очень хорошие отношения. Сразу сказала, что секретов в семье не должно быть, если что‑то не так, не нравится вам что‑то – не держите в себе, говорите: обсудим и решим. Я была в невестках, знаю, что это такое. Мы с мужем ко всем одинаково по‑доброму относимся. Сын Сергей сразу полюбил тёзку-зятя, они как родные братья».

Кривенченко-старшие 45 лет проживают одной судьбой две жизни, как и прежде, идут рука об руку. Ими гордятся дети и внуки, для которых они стали примером. Супруги сохранили и пронесли через годы взаимопонимание и взаимоуважение, не сломались под грузом забот и проблем, а только стали ещё ближе друг другу. И тепло этой любви согревает всех вокруг.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×