Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:42, 25 октября 2017
 291

О службе военной с детства мечтал! Майор Орлов — о каждодневном подвиге в ВВС

О службе военной с детства мечтал! Майор Орлов — о каждодневном подвиге в ВВСиз архива Дмитрия Орлова
  • Статья

К увольнению из армии в запас на счету Дмитрия Орлова из 33 лет службы накопилось 15 лет летного стажа. О том, почему служить на одном месте военному человеку приходится редко, майор в запасе рассказал журналисту «Призыв31».

А помнишь, как все начиналось

«Я родился в Каменском районе Тульской области в 1929 году, — рассказывает Дмитрий Васильевич Орлов, — с детства мечтал стать военным. Окончил школу, работал в колхозе, а потом, когда подошло время, меня, как и других парней, призвали в армию. Служил три года, а затем поступил в военное училище связи в Харькове, окончил его и, получив первое офицерское звание, был направлен в эстонский город Тарту в полк дальних бомбардировщиков. Ту-4, на котором мы летали, был поршневой советский четырехмоторный стратегический бомбардировщик, состоявший тогда на вооружении дальней авиации ВВС СССР. Он мог преодолевать расстояние до пяти тысяч километров, подниматься на высоту свыше десяти километров и нести солидную бомбовую нагрузку, в том числе и атомную бомбу. Но в нашем полку такие бомбы на вооружении не стояли, и мы работали на полигонах обычными боеприпасами. Экипаж самолета — шесть человек, мое место было в самом хвосте, в кабине стрелка-радиста, в обязанности входила постоянная поддержка связи с землей и отражение атак вражеских истребителей».

На Земле Франца Иосифа

Но служить на одном месте военному человеку приходится редко. Самолеты Ту-4 в ВВС Советского Союза сменили более современные дальние бомбардировщики Ту-16, и Дмитрий Васильевич Орлов стал летать в экипаже такого самолета.

«Экипаж, — продолжал он, — тоже состоял из шести человек: командир корабля, его помощник, штурман-навигатор, штурман-оператор, воздушный стрелок-радист, командир огневых установок. Обязанности в воздухе у меня были те же, что и раньше, разве что рация новее да пушки мощнее. Так что в работе мало что изменилось».

Полеты на дальние расстояния у летчиков назывались командировками. Задания приходилось выполнять, садясь для дозаправок на другие аэродромы, иногда и незапланированное техническое обслуживание требовалось. Что поделаешь, техника есть техника. Одного керосина «Тушка» закачивала в баки 36 тонн. А расстояние в 4–5 тысяч километров до полигона, где она сбрасывала свой груз, или до Владивостока тоже времени требовало и выносливости экипажа, а также всех механизмов и агрегатов самолета. Бывало, что такая командировка длилась несколько дней или недель. В одну из них — на Землю Франца Иосифа — направили Дмитрия Васильевича. Планировалось, что на месяц, а затянулась она на полгода.

Кто не знает, что такое эта «земля», могу сообщить, что это архипелаг в Северном Ледовитом океане — самая северная точка островной суши России, состоящая из 192 островов. Отсюда до Северного полюса и тысячи километров не наберется. Здесь все «самое северное» в мире: и погранзастава, и аэродром, и даже почта. Кстати, ледовый аэродром действовал там еще в годы Великой Отечественной войны.

«Во времена СССР, — рассказывает Дмитрий Васильевич, — мы выполняли учебные и тренировочные полеты четыре раза в неделю. Летали и днем, и ночью, поражали наземные цели на полигонах бомбами, ракетами, воздушные — сбивали пушечным огнем. Словом, на защите Родины крепко стояли. А потом… Слава, как говорится, Господу, мне не довелось служить в лихие девяностые и видеть, что тогда происходило. Я до сих пор не могу понять, как можно было довести нашу стратегическую авиацию до того, что она практически оказалась на приколе. Или, к примеру, тот же архипелаг. Да, Земля Франца Иосифа — место не очень уютное. Там даже летом минусовая температура и обледенелые скалы. Но это — наша земля. И как могло случиться, что после развала Советского Союза на архипелаге были брошены многие объекты, техника, запасы горюче-смазочных материалов? Как могло произойти, что сам президент вынужден был проявить обеспокоенность создавшимся положением и дал указание взяться за очистку северных территорий от «мусора»? Честь и хвала ему за это»!

Более тридцати лет службы

После Севера майор Орлов служил в Новгородской области. В составе экипажа ракетоносца летал над полигонами Каспия, перегонял самолеты на Дальний Восток.

Знакомые Дмитрия Васильевича шутят иногда, дескать, что ты там мог? Радист ведь — не летчик. А как без него в бомбардировщике? Перед взлетом — обязательно нужно держать связь с командным пунктом, взлетел – доложи, в полете находишься — рука устает радиограммы ключом стучать. В любых погодных условиях, при любых помехах в эфире, в самых необычных и обычных ситуациях радист должен держать связь. От него во многом зависит, как будет выполнено боевое задание, успех всего экипажа. Дмитрий Васильевич — первоклассный радиотелеграфист. Как сам признался, морзянку и сейчас принимать готов. Будучи высококвалифицированным специалистом, он и после того, как ушел из армейских рядов в запас, еще 28 лет работал начальником связи в облвоенкомате.

Майор в отставке

Сейчас майору в отставке Орлову 85 лет. За безупречную службу в Вооруженных Силах СССР он награжден медалью «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», другими медалями, Почетными грамотами и благодарностями командования. И хоть служил он в разных уголках бывшего Советского Союза, хоть и родился на тульской земле, но Борисовка ему тоже близка. Еще будучи курсантом, встретил он в Харькове на танцплощадке девушку. Приглянулась она ему, поженились в 1954 году. Родители Тони Маленко в Борисовке жили.

«Каждый год, — говорит Дмитрий Васильевич, — будучи в отпуске, мы приезжали в поселок. Тесть мой, инвалид войны, рано умер, а мы с женой старались хоть чем‑то помочь ее маме. У нее огород был, куры, корова. Ну, а я с детства приучен был с хозяйством управляться. Сейчас нет уже и тещи, да и у нас с женой годы не те. Но родительский дом в Борисовке, хоть и живем в Белгороде, не бросаем. Подремонтировали, достроили, и он нам теперь отличной дачей стал. Бывает, что отдыхаем здесь и весной, и летом, и осенью. Город, конечно, дело хорошее, но Борисовка тоже прекрасна. Здесь дышится легче и шума меньше. А какая вода в колодце на улице Некрасова, где мы живем?! Вот только жаль, что постарел наш колодец изрядно. Его бы обновить чуть-чуть, почистить, в порядок немножко привести. Только вот беда — без помощи местной власти здесь не обойтись. Но думаю, все‑таки поможет нам поселковая администрация. Да и люди в поселке хорошие».

Так вот и сдружился туляк Дмитрий Васильевич Орлов с борисовской землей. Все вроде видел в своей жизни: льды полярные, пустыни бескрайние с высоты наблюдал, тайгой любовался из кабины самолета, а вот родина жены, Борисовка, в сердце запала. И правда, наверное, хорошо здесь.

comments powered by HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×