Призыв31

Защитит коллективный иммунитет. Главврач борисовской ЦРБ о ситуации с covid-19 в районе

23 октября 2021, 10:03ОбществоФото: Карина Муратова

Рабочие дни проходят очень напряженно.

Алексей Дюмин приступил к обязанностям главного врача чуть больше года назад и почти сразу медучреждение перевели в статус ковидного госпиталя. Наш корреспондент встретилась с ним, чтобы подробно узнать о ситуации с заболеваемостью коронавирусной инфекцией в Борисовском районе и работе ковидного госпиталя.

— Алексей Сергеевич, как в районе обстоят дела с COVID-19 на сегодняшний день?

— Сейчас ситуация очень тяжёлая. За последние две недели наблюдается подъём заболеваемости почти в три раза. Я не могу сказать, что всё это больные коронавирусной инфекцией. Вы же прекрасно понимаете, что мы сейчас столкнулись с сезонным вирусом гриппа и ОРВИ. Поэтому нагрузка на докторов увеличилась многократно. По статистике 71 жителю Борисовского района поставили диагноз «коронавирус» в сентябре. На отчётную дату, 19 сентября, опасную инфекцию выявили у 128 борисовцев. Это именно те данные, которые мы получаем на основании ПЦР-тестов. Я уже не говорю о пневмониях, так называемых «лабораторно не подтверждённых». Поэтому реальная картина хуже. Ведь есть люди, которые вообще не обращаются за медицинской помощью, а также есть поздно диагностируемые случаи. Исходя из этого, я думаю, что в статистику входит только 60–70% данных. Если мы говорим о нагрузке на Борисовский ковидный госпиталь, то сейчас у нас развернуто 200 коек. Нагрузка на врачей большая, коечный фонд заполнен на 90–96%, а в некоторые дни до 100%. Работа по каждому пациенту ведётся индивидуально, в «ручном» режиме 24 часа в сутки. Конечно, работать тяжело.

— Хватает ли вам оборудования?

— Да, хватает. В том году мы полностью обновили реанимацию. На сегодняшний день у нас своя лаборатория, оснащённая самым современным оборудованием. Нет проблем и с поставкой медикаментов. Правда, основная трудность заключается в кадрах, так как доктора и медсёстры те же, они тоже болеют. Без передышки больше года. По стационару это менее заметно, а вот в поликлинике на сегодняшний день 40% медперсонала болеют.

— Сколько медработников трудится в госпитале?

— На данный момент у нас семь отделений, всего работают 32 врача, доктора работают в день и посменно выходят по два человека. 63 медсёстры и около 50 человек младшего медперсонала. 

— Как Вы решаете проблему с нехваткой медперсонала?

— Выходим из положения благодаря совместительству и перебрасывания кадров из одной сферы в другую. И только так. Кадровая проблема не решится за день или неделю. Я могу привести два примера. Сейчас есть проект губернатора, который направлен на привлечение медицинских кадров в Белгородскую область. Благодаря нему мы даём квартиры врачам, приезжающим сюда из других областей. Данная жилплощадь оснащена всем необходимым: заходи и живи. Также она переходит в собственность через 10 лет. На данный момент у нас пять таких квартир, но они все пустуют. Лично я объездил Курскую, Брянскую, Воронежскую, Орловскую области. Также размещали объявления о вакансиях на всех сайтах, где ищут работу врачи. Люди звонят и интересуются, но на этом всё заканчивается. Я уж не говорю о других бонусах при трудоустройстве. Или второй пример: в этом году только девять человек из Борисовского района сдавали ЕГЭ по химии и биологии. Семеро заработали проходные баллы, и только трое из них поступили в медицинский институт. И я задаю вопрос всем жителям района: где мы возьмем кадры? Почему ваши дети не хотят учиться? Ведь проблема не в департаменте здравоохранения или во мне, а в том, что молодые люди просто не идут в нашу сферу.

— А как проходит реабилитация людей, находившихся в тяжёлом состоянии в госпитале?

— Это очень тяжёлый и долгий процесс. Он проходит в зависимости от поражения лёгких и в лучшем случае от двух месяцев до полугода. Плюс данная инфекция поражает и сосуды. Ведь правильно говорят, что COVID-19 поражает не только легкие, но и сосуды. Я могу по себе сказать, что восстанавливался после коронавирусной инфекции около двух месяцев. После выписки мы говорим людям о том, чтобы они не забывали пить антикоагулянты(препараты разжижающие кровь), заниматься дыхательной гимнастикой, и чаще бывали на свежем воздухе. Но если человек понимает, что не может восстановиться самостоятельно, то ему необходимо посетить оздоровительный санаторий.

— Какие отличительные симптомы коронавируса от сезонных заболеваний (грипп, ОРВИ) Вы можете назвать, исходя из своего опыта?

— Сейчас мы видим, что симптомы при COVID-19 отличаются даже по сравнению с прошлой волной заболевания. Они абсолютно смазаны, хоть и очень похожи. Если раньше мы могли отнести к основным симптомам температуру, потерю обоняния и вкуса, то теперь всё выглядит иначе. К ним могут прибавиться расстройство работы ЖКТ, диарея, боли в животе и грудной клетке. 50% пациентов вообще не ощутили изменений в обонянии и осязании. Плюс сокращенный инкубационный период. Можно обозначить одни общие симптомы – высокая температура, ломота в теле. А кашель появляется позже, когда уже запущен процесс в лёгких. Для любой болезни, в том числе и для ковида, нужно время, чтобы симтомы выстроились в общую картину. Поэтому при появлении первых признаков болезни не стоит паниковать, а необходимо более пристально отслеживать симптомы.

— Что необходимо делать человеку при обнаружении первых признаков общего недомогания?

— В первые два-три дня он должен вызвать врача на дом. Я знаю, что сейчас есть с этим проблема, но мы её активно решаем. Негодованиями со стороны жителей её не решить, так как от этого число врачей не вырастет. Доктора – тоже люди. У нас многие совмещают работу в госпитале, несколько ставок и участков. В таком ритме очень тяжело работать, но в любом случае мы приедем на каждый вызов. 

— Как Вы считаете, когда мы достигнем коллективного иммунитета?

— Это очень спорный вопрос для меня. Трудно ответить на него сейчас, но я думаю, что продлится это до лета. Здесь может быть два варианта развития событий. Первый – параллельная вакцинная даст своё дело и плюс у людей, которые переболели, появятся антитела. Второй вариант – вводимые ограничения дадут положительный результат, прекратят пути передачи, но это эффект временный, скажем так, передышка для вакцинации. Всем необходимо понимать: только вакцинация ключ к спасению или самый плохой вариант, но о нём не будем. Сейчас люди говорят о том, что они провакцинировались и заболели. Это объясняется очень просто. Например, прививку от гриппа делают до зимы в спокойный период, чтобы за это время успел выработаться иммунитет. Сейчас идёт экстренная вакцинация параллельно в период болезни. Но других вариантов нет. Люди должны понимать это и грамотно подходить к данному вопросу.

— Какой выход из этой ситуации Вы видите? Прививаться людям каждые полгода?

— Пока именно так. Я считаю, что в ближайшие два-три года мы будем делать прививки каждые полгода. Также не следует забывать о том, что вакцина от коронавирусной инфекции развивается, модернизируется и, возможно, изобретут такую прививку, которой хватит одной инъекции. Я настаиваю на том, чтобы каждый следил за своим здоровьем. Если он хочет жить в современных условиях, то должен не только вакцинироваться, но и посещать докторов с профилактической целью, следить за давлением, уровнем сахара в крови и прочее. 

— Во время интервью Ваш телефон звонил около 10 раз, поэтому не могу не спросить: как проходят Ваши рабочие дни в последнее время?

— Рабочие дни проходят очень напряженно. С девяти утра и до трёх часов дня работа в «красной» зоне, а после — выполняю обязанности администратора. Телефон не замолкает не только днём, но и ночью. Обычно уезжаю с работы в девять-десять часов вечера. Иногда остаюсь здесь ночевать. Также беру работу с документами на дом. Последние три недели работаю без выходных. Скорее устаю больше не физически, а морально из‑за колоссальной нагрузки: болезнь почти каждого жителя района касается меня, так как узнаю о болезни первым и сопровождаю многих до момента выписки.