Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:19, 10 июля 2021

Душа в душу. Супруги Николай и Екатерина Давыденко из Грузского прожили вместе 62 года

Душа в душу. Супруги Николай и Екатерина Давыденко из Грузского прожили вместе 62 годаФото: Ирина Карнаухова
  • Статья

Всю жизнь они идут рука об руку, стараясь быть друг другу надёжными спутниками.

Поженились они 9 августа 1959 года – в день рождения Екатерины Ивановны. Сейчас у них четверо детей, восемь внуков и 11 правнуков.

Знакомы со школы

Редко встречаются счастливые пары, прожившие столько лет. Это, безусловно, искренне любящие друг друга люди. Их чувства придают им сил, мужества и энергии для того, чтобы быть вместе, несмотря ни на что.

Екатерина Ивановна и Николай Александрович родились в Грузском, ходили в одну школу и в один клуб на танцы. Вспоминая своё детство, супруги Давыденко говорят, что время было тяжёлое. Они рано познали недетские заботы о домашнем хозяйстве и необходимость зарабатывать на жизнь в колхозе.

«Школа в селе была небольшая, а детей много, поэтому младшие классы учились во вторую смену, – рассказала Екатерина Ивановна. – После войны в классах были разновозрастные ученики. После 7 класса я занималась в вечерней школе. Работала и училась. Поступать куда‑то не было возможности: жили бедно, у нас обоих семьи многодетные. Моего дедушку раскулачили. Правда, никуда не сослали, но отобрали всё имущество, и он умер от голода. Отцу моему тогда было семь лет. У нас с Николаем отцы погибли на войне. У мужа он похоронен в Псковской области. Он ездил на его могилу. А я к своему не смогла – здоровье подвело. Но дочь с зятем, сын и внук были в тех местах, где он погиб. Только в 2020 году стало известно, где он похоронен. Дочь и племянница всё время искали, но всё было засекречено. Отец погиб в селе Погорелки в 1942 году 4 октября. Я когда узнала о его судьбе, немного успокоилась, хотела поехать туда, но почувствовала себя нехорошо, и дочь отговорила. Они туда отвезли фотографию нашего героя. Погибшие похоронены в урочище близ села, а обелиск с именами стоит во Ржеве. На нём высечены имена, есть немного фотографий. Отец наш до этого участвовал и в войне с Польшей, и с Финляндией. Не было ему покоя, даже дом не успел достроить. Он был мастеровитым: умел и печи класть, и сапоги тачать, и бочки делал. С мамой они познакомились в Харькове. Она тоже была сирота, работала на трубопрокатном заводе, жила у тётки. А он на тракторном заводе работал. Её оставляли в городе, но она за мужем приехала в Грузское».

«Войну помню»

Когда отца Екатерины Ивановны забрали на войну, ей был год и 10 месяцев. Её мама носила третьего ребёнка, старшему братику не было и четырёх. 

«Она рассказывала, что отец нёс меня на руках, прижимал к себе и приговаривал «Моя дочурочка», а я его целовала и плакала, и он плакал. Но я этого не помню. А войну помню. Мы жили бедно – хаты на улице маленькие под соломенными крышами, детей кругом полно. В наше село немцы вошли в ноябре 1941 года. У нас в хате постояльцев-захватчиков не было. С нами жила знакомая бабушка, она немного понимала по‑немецки и отпугивала их тем, что у нас тиф. Она нам и по хозяйству помогала. Не пускала маму, чтобы корове травы нарвать – мы её не выпускали на луг – ходила сама, чтобы мама, не дай Бог, не погибла. Перед битвой на Курской дуге нас предупредили, чтобы прятались в низинах. Мы сидели в саду, а с той стороны были слышны взрывы и самолёты были видны, когда заходили на разворот. Мне они казались игрушечными», — продолжила собеседница.

«Люблю село»

Мама Екатерины Ивановны в войну и после растила детей сама. Екатерина Ивановна хотела уехать в город, чтобы денег заработать, но председатель колхоза не дал ей справку.

«Так и осталась в селе, – рассказала Екатерина Ивановна. – Я бы и не уехала надолго – люблю своё село. А дети наши разъехались. Только один сын остался в Грузском. Живёт недалеко от нас и во всём нам помогает. Дочь окончила пединститут. Работала учителем и была директором школы. Другой сын уехал в Харьков, а потом переехал в село в соседнем районе».

Николай Александрович после школы выучился в школе механизации на водителя. В основном работал трактористом и шофёром на грузовике в колхозе и в армии был водителем. 

«Ещё до армии нас от колхоза посылали в Кировскую область на заготовку дерева для строительства. Там я и на стройку своего дома древесины заработал. И в Костромской области побывал в командировке», – рассказал он.

Супруги Давыденко поженились рано – ей было 19, ему – 18. Но к тому моменту они уже успели кое‑что заработать для начала совместной жизни.

«Замуж шла с приданым – сама всё заработала, – сообщила Екатерина Ивановна. – Мужа я ждала из армии три года два месяца и 21 день. Служил он в Азербайджане. Тогда служили три года, а если не приходила смена, ждали новобранцев и обучали их себе на смену. Вернувшись, Николай Александрович пять лет не покладая рук возводил свой дом. Зарабатывали денег в колхозе на стройматериалы, а всю работу выполняли сами. Строились тяжело. Утеплителя тогда никакого не было, обмазывали дом глиной – решетовали. Глину месили вдвоём с мужем на холоде».

С ранних лет

После окончания семи классов Екатерину Ивановну с подружкой позвали няньками. В яслях были разновозрастные дети – от младенцев до дошколят. Ясли располагались в колхозной избе. Никаких удобств внутри не было. Все пелёнки и постельное бельё стирали вручную сами.

«А ещё мы возили грудничков мамам в поле кормить, – рассказала Екатерина Ивановна. – Детки в пути тихо спали. А поля раскиданы, так что наши разъезды занимали много времени: сначала детей раздадим, потом собираем. А однажды лошадь понесла. До этого была у нас спокойная, а тут дали другую. Так мы чуть с ума не сошли. Зимой ясли не работали, и колхозницы с маленькими детьми были дома, а я трудилась по нарядам. И жом возили, и солому».

Николай Александрович тоже рано стал трудиться в колхозе. Сначала работал только летом, и это время не вошло в трудовой стаж.

«С семи лет ходил с мамой, подносил воду в поле, – уточнил он. – Они снопы вязали, а я воду носил, но то не вошло в стаж. И командировки не вошли. У меня 44 года выработки».

Как рассказала Екатерина Ивановна, когда у них родилась старшая дочь Людмила, женщина работала круглый год. Её мама смотрела за внучкой.

«И в поле её мне носила. По три гектара свёклы каждой работнице наделяли, и мы раза три за сезон должны были её прополоть. Осенью убирали корнеплоды за трактором. Помню, что, когда уже грузили, я бегала из‑под Берёзовки домой купать Люду. И всё успевала. Грузили бармаками (широкие вилы с частыми зубьями – Прим. ред.). Кто хитрее, становились ближе к бортам, а мы, простачки, издалека кидали. Навоз вывозили на бистарках (большие сани – Прим. ред.). Девчат было человек 10. Работали попарно. А позже вывозили на тракторе. Бывало, ноги в кирзовых сапогах замёрзнут, так мы соскакивали с телеги и бежали за ней, чтобы согреться», — поделилась воспоминаниями Екатерина Ивановна.

Потом она перешла на ферму телятницей. На каждую работницу было до 20 телят разных возрастов.

«Сарай был не очень крепкий, да и тесновато в нём было, – продолжила Екатерина Ивановна. – Так я попросила, чтобы сделали летний баз. И его действительно вскоре сделали, и мы выводили туда телят в тёплое время года. Потом меня уговорили быть дояркой. Доили мы руками по 19 коров. У меня руки так распухли, что я больше не смогла, хотя до выхода той доярки, которую заменяла тогда, доработала, а после продолжила трудиться по наряду. Четвёртого сыночка Лёню я в ясли не носила. Он тяжело заболел гриппом, который быстро перешёл в двустороннее воспаление лёгких. Еле выходили. Поэтому я с ним была дома».

Воспитание трудом

Понятно, что в деревне быть дома – вовсе не значит бездельничать. Женщины-крестьянки и дома не имели ни минуты покоя, особенно в те времена, когда не было ни стиральных машин, ни газовых плит, ни даже воды в доме.

«Старшие дети во всём помогали, – рассказала Екатерина Ивановна. – Сыновья и корову могли доить, и в огороде всё делали. Вся наша жизнь в круговерти прошла. Держали большое хозяйство. Муж всё время был на работе – без выходных и отпусков. Он у меня хороший, смирный, никогда нас с детьми не обижал. Когда дети подросли, я ещё 15 лет работала почтальоном. Летом развозила корреспонденцию на велосипеде. Зимой по грудь в снегу на окраины ходила. Сергей и Коля помогали мне – на лыжах почту развозили. А пенсию сама до самой темноты разносила. Корреспонденции было очень много – полную сумку носила и газет, и журналов. Я и сама много чего выписывала. Особенно любила журналы по рукоделию. Я с удовольствием шила себе платья, хлопцам – брючки. Машинка, правда, ручная была».

Семья – это труд

Как и для каждого нормального родителя, для супругов Давыденко главное их достижение в жизни и основная её ценность – дети, внуки и правнуки.

«За каждого переживаем, беспокоимся, – поделилась хранительница очага. – Всем хочется помочь. Угостить чем‑нибудь. Всех мы выдали замуж и поженили. Помогали всем, особенно на первых порах. Все сыновья отслужили в армии. Свадьбы, проводы в армию и праздники по поводу их возвращения – всё делали, как полагается»

Наверное, секрет их семейного долголетия и заключается в том, что они своё счастье строили, рассчитывая только на себя, и всё делали сообща, не ждали, что работу сделает кто‑то другой. А ещё если ссорились или обижались на что‑то, старались быстрее простить друг друга. В семейной жизни надо уметь прощать, иначе счастья не будет.

Семейное счастье – заветная мечта каждого, но прожить с кем‑то душа в душу столь долгое время – это большой труд. При поддержке мужа жизненные тяготы не сломили Екатерину Ивановну, а благодаря её неиссякаемой любви и нежности в глазах Николая Александровича горит радостный огонёк.

«Поддерживать хорошие отношения в семье намного сложнее, чем её создать. Нам повезло встретить друг друга, – убеждён Николай Александрович. – Нам хорошо вместе. Рядом с такой заботливой женой мне ничего не страшно. Недавно перенёс ковид, он дал осложнение на сердце, мне провели стентирование. Катя во всём меня поддерживает, не даёт унывать. Я не представляю, как бы я без неё был».

Да, позади у супругов Давыденко много тяжёлой работы, переживаний и испытаний. Но никакие невзгоды и жизненные трудности не сломали их. Всю жизнь они держатся вместе, рука об руку, стараясь быть друг другу надёжными спутниками. Прожив достаточно долгую жизнь, им есть ещё к чему стремиться, ведь впереди «железная свадьба» – 65 лет совместной жизни! И пусть их «ген» семейного долгожительства унаследуют все их потомки, а в каждом их доме царят мир и согласие.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×