Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
09:40, 25 сентября 2021

Двое жителей Борисовского района отметили юбилейные даты

Двое жителей Борисовского района отметили юбилейные датыФото: Вадим Цыганко
  • Статья

Дмитрий Михайлович Фоменко и Иван Степанович Усиков были участниками индустриального развития страны.

Двое жителей села Октябрьская Готня отметили юбилейные даты сегодня. Дмитрий Михайлович Фоменко и Иван Степанович Усиков – обладатели редкой профессии, связанной со строительством промышленных дымовых труб.

Такое ремесло зародилось в селе в давние времена. Сегодня вряд ли кто‑то рискнёт назвать точную дату. Правда, есть мнение, что первые трубоклады появились в Октябрьской Готне в начале 19 века. Но, наверное, всё же правы те, кто говорит, что ремесло существовало испокон веков.

За большой промежуток времени представители не одного поколения жителей села посвятили лучшие годы своей жизни профессии, непредсказуемой и опасной. Выросли целые династии трубокладов – Усиковы, Грицковы, Фоменко. В таких семьях опыт, мастерство и секреты профессии передавались из поколения в поколение. Много среди готнянских трубокладов почётных и уважаемых людей. Есть орденоносцы, среди которых четверо отмечены высшей наградой СССР – орденом Ленина.

Коварство профессии трубоклада заключается в непредсказуемости, с которой всегда соседствует опасность. Старожилы только за последние сто лет насчитывают более двухсот трубокладов, которые погибли при строительстве промышленных дымовых труб…

Интересная дата – 25 сентября. Она тесно переплела судьбы Дмитрия Михайловича Фоменко и Ивана Степановича Усикова. Оба родились в этот день с разницей в 25 лет, такая же разница в возрасте и в начале трудовой деятельности. Так получилось, что промышленную трубу, которую строил Иван Степанович, ровно через 25 лет пришлось ремонтировать Дмитрию Михайловичу. А сколько вообще промышленных труб было построено и отремонтировано этими трудягами – они уже и сами потеряли счёт. Более того, работать им приходилось в разных уголках Союза: Донбасс, Запорожье, Молдавия, Казахстан, Башкирия, Урал. Всё? Нет. Это неполный перечень городов и весей, где мужики из Октябрьской Готни буквально творили чудеса, демонстрируя высокое качество и скорость возведения. Строили наши трубоклады промышленную трубу и на одном из металлургических комбинатов в далёкой Индии.

Мудрые говорят, что знания не пропьёшь. Но всё же, в подтверждение стоит привести один факт. Один из крупных объектов металлургии, как тогда было принято говорить, союзного значения, вот-вот должен был вступить в эксплуатацию. Но грозила задержка из‑за дымовой трубы, которую требовалось построить в самые короткие сроки. Естественно, с соответствующим качеством. Судили-рядили высокие начальники и решили срочно вызвать бригаду готнянских трубокладов. Приехавший начальник, который выше высоких, узнав об истинном положении дел и увидев, что работа буквально кипит, с одобрением воскликнул: «Готня сделает!» Довольный сел в служебное авто и со спокойной душой укатил по делам. Уже давно не работает это крупное предприятие,… и только дымовая труба до сих пор стоит целёхонькая и напоминает о былом величии предприятия, которое производило крайне необходимую стране продукцию.

«Я не представитель династии трубокладов, – вспоминал Дмитрий Михайлович Фоменко. – Мать всю жизнь проработала в совхозе, отец – на железной дороге. Так получилось, что, несмотря на бронь, отец попал на фронт. Дошёл до Кенигсберга, был ранен. В школе я учился неплохо, хотя к некоторым предметам, честно скажу, душа не лежала. Директор школы Николай Иванович Дворниченко был очень строг и требователен. Его мы, если честно, побаивались. Он преподавал математику и геометрию. Я неплохо усвоил эти предметы, любил русский и литературу. Но после школы учиться дальше не захотел, хотя потом неоднократно жалел об этом. Втянули меня земляки-трубоклады в своё ремесло. В 17 лет я оказался в Боровичах. В то время трубы строить можно было только с 18 лет. Вот и пришлось мне на первых порах поработать огнеупорщиком. В мае 1969-го попал в командировку в Уфу. Там пришлось делать торкрет или усиление стометровой трубы. Бригадиром у нас был земляк Николай Антонович Грицков. Так вот он под свою ответственность впервые взял меня на трубу. Вот так и началась моя эпопея трубоклада. Выполнив все работы, без передышки мы едем в Стерлитамак. Там труба уже посолидней – 150 метров высотой. И вновь выполнение торкрета. Недолго я там поработал – пришла повестка на службу в ряды Советской Армии. Служить пришлось в артиллерии. Учебка в Горьковской области, потом Гороховецкий полигон, в звании сержанта продолжил службу в Белоруссии, затем на полигоне в Правдинском районе Калиниградской области. Последние полгода служил старшиной команды на испытательном полигоне в Ржевке под Ленинградом. После службы опять на трубы. А как по‑другому? Где ни труба – везде земляки».

Со временем Дмитрий стал семейным человеком, купил в Харькове дом. Родилось двое сыновей. Несколько лет он работал на заводе тракторных двигателей. Дошёл до начальника участка завода. В подчинении было 120 человек, половина из которых с высшим или средним техническим образованием. Так в то время было. Рабочий получал намного больше, чем инженер или управленец. Но, как сейчас признаётся Дмитрий Михайлович, сильно тянуло на трубу. И вновь командировки, вновь строительство и ремонт промышленных труб с риском для жизни.

Вообще, Господь наделил этого неординарного человека многими редкими качествами. Получи он высшее образование, как когда‑то настаивало его начальство, из него получился бы хороший руководитель или инженер. А его тяга с детства к точным наукам не лишает предположения, что и учёный из него мог бы выйти. Но у него золотые руки. Именно ими он заработал уважение среди коллег и на хлеб насущный для семьи.

А вот Иван Степанович Усиков в трубоклады подался ещё раньше – с 16 лет. Вначале работал огнеупорщиком, как Дмитрий Михайлович. Объездил весь Советский Союз, возводя промышленные дымовые трубы. Строил их в Восточном Казахстане и от Лиепаи до Кемерово. В Кемерово строил промышленную трубу на коксохимическом заводе, который выпускал 76 наименований продукции. Приходилось строить трубы Ивану Степановичу и на Донбассе. Самая большая труба, которую он строил с напарниками из кирпича, была высотой сто метров. Приходилось футировать, или выполнять кладку огнеупорным кирпичом внутреннюю часть труб и повыше. Но они были из железобетона. Причём некоторые из них футировались от начала и до оголовка. Всё зависело от температуры проходящих через трубу выбросов. 

В Восточном Казахстане в Лениногорске ремонтировал он трубу для металлоплавильного цеха, расположенного в горной местности. Выплавляли в том цеху алюминий. Трубокладам выдали противогазы, так как был высокий процент загазованности. Двадцать процентов опасных веществ – это не шутки. Но кто бы смог работать на высоте в противогазах? Неудобно это, да и стёкла постоянно запотевали. Вот и пришлось трубокладам распрощаться со средствами защиты дыхательных путей, вдыхая в процессе работы все «ароматы», которые были совсем не полезны для здоровья. В основании труба выгорела почти на три метра. Высокую температуру и агрессивность дымовых выбросов не выдержал даже огнеупорный кирпич. В самом верху требовалась замена нескольких метров кладки из кислотоупорного кирпича, который тоже от агрессивности дымовых газов пришёл в негодность. Можно представить, в каких условиях пришлось работать трубокладам и тем более, когда сама труба стояла буквально на оставшейся четвертинке огнеупорного кирпича.

Работы трубоклады выполнили. Сделали всё качественно, не затягивая по времени. А дальше без передышки вновь командировки, как говорится, труба зовёт.

«Раньше в России строили трубы гранёные, – вспоминал Иван Степанович. – Были четырёхгранные, восьмигранные. Давно это было, точно не знаю, но до войны однозначно. Приехал в Россию из Германии молодой инженер – специалист по строительству труб. У нас он организовал строительную организацию по их возведению. Построил три кирпичных завода, которые выпускали специальный трубный кирпич нестандартного, специального размера, да и раствор для него отличался по составу. Размер был десять на тридцать пять с шестью дырками в кирпиче. И толщина составляла десять сантиметров. Вот он и научил наших трубокладов строить промышленные трубы не гранёные, а круглые».

Иван Степанович строил трубы более 40 лет, даже будучи на заслуженном отдыхе. Сам не может сосчитать, сколько построил и сколько отремонтировал. А вот тех, под чьим руководством ему пришлось работать, земляков, с которыми объездил всю страну, помнит по имени и отчеству до сих пор. И то ли в шутку, то ли всерьёз, обмолвился в разговоре, что и сейчас с большим удовольствием залез бы на верхотуру: уж больно хочется тряхнуть стариной. Причём так, что аж натруженные руки порой ноют. Да это и понятно, ведь всю жизнь трубы, трубы и ещё раз трубы.

Многие недоумевают: что такого особенного нашли трубоклады в своей профессии? Ну да, был хороший заработок. Но зачем романтика, коль такие риск и опасность? Дмитрий Михайлович как‑то сказал, что никогда не боялся высоты. Зато профессию шахтёра всегда считал чуть ли не геройской – глубоко под землёй, в замкнутом пространстве…
Сегодня уже не строят промышленные дымовые трубы из кирпича. Новые технологии позволяют делать их из железобетона. Да и высота новых труб не заслуживает восхищения. Сегодня дымовые выбросы перед выходом в атмосферу очищаются за счёт катализа. Но те, которые строили трубоклады из Октябрьской Готни, до сих пор в рабочем состоянии. Своим величием они напоминают о мастерстве и смекалке отважных людей, чья профессия заслуживает особого признания.

Два уважаемых в селе трубоклада отметят свои юбилейные даты. Наверняка, они встретятся за праздничным столом, вспомнят былое, помянут тех, кто ушёл в мир иной или погиб созидая. От души хочется пожелать юбилярам добра и счастья. И ещё раз напомнить, что их труды были не напрасны. Они были участниками индустриального развития нашей Родины, которое стало фундаментом её мощи и основой развития.
 

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×