Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
08:20, 25 ноября 2018

Мама и матушка. Как в доме священника царит любовь и доверие друг к другу

Мама и матушка. Как в доме священника царит любовь и доверие друг к другуСемья отца Евгения и матушки Ирины КармишиныхФото: Ирина Карнаухова
  • Статья

Недавно мы побывали в семье клирика Борисовского Богородице-Тихвинского монастыря, иерея Евгения Кармишина.

Поскольку встреча происходила в преддверии Дня матери, то разговор коснулся и особенностей жизни его супруги – матушки Ирины, и её участия в служении мужа Богу и людям.

Благословенна эта встреча

Возможно, многие думают, что в большинстве случаев священниками становятся потомственные служители церкви или люди, воспитанные верующими родителями. Но у Кармишиных всё было не так. По материнской линии у отца Евгения все учителя. Родители его были некрещёными людьми и не крестили своих детей из опасений преследования в советском атеистическом обществе. А что такое гонения неугодных власти людей, они знали не понаслышке: семьи дедушек и бабушек о. Евгения – уроженцев Рязанской губернии и Украины – сразу после Октябрьской революции раскулачили и сослали в Тюмень и Казахстан. Родители его отца после войны из Тюмени перебрались в Казахстан. О. Евгений ещё в детстве задавался вопросом о смысле человеческого существования, много читал, в том числе и религиозную литературу. Уже подростком пришёл к выводу, что смысл жизни заключён в любви Господа к людям и людей друг к другу. В этой любви и есть спасение. В 13 лет он крестился и стал посещать храм, это было не так просто: ездил с пересадками довольно далеко из пригорода на окраину города, где в частном секторе был организован молельный дом. Родители этому не противились.

После школы парень поступил на факультет иностранных языков в пединститут, но учёбу не закончил. Настали 90-е годы, он пошёл работать в столярную мастерскую. Любовь к этому делу привил ему отец – профессиональный столяр. В счёт зарплаты о. Евгений получил станок и постепенно начал оборудовать свою мастерскую. Когда не стало мамы, чтобы пережить тяжёлую утрату, юноша совершил паломничество от Владимирской области до Иркутска. Перевёз одинокого отца в Россию и принял решение посвятить себя служению Богу: вернулся в Казахстан, стал послушником в Свято-Троицком мужском монастыре города Усть-Каменогорска и готовился принять монашество.

«Но Господь распорядился иначе, — о. Евгений улыбается и с нежностью смотрит на супругу».

Бабушки и дедушки Ирины родом из Кемеровской области и Казахстана. Её мама и папа родились и жили в Казахстане, семья не была воцерковлённой. Один случай всё‑таки привёл их к Богу: однажды мама, оказавшись рядом с храмом, предложила мужу зайти с ней в обитель. Вскоре они крестились сами и крестили детей. С того дня сначала по праздникам стали бывать с дочерями на службах, а потом и чаще. Мама первой пошла в воскресную школу. Так постепенно вся семья приобщилась к церковной жизни.

В этом храме при Свято-Троицком мужском монастыре 15-летняя Ирина и познакомилась с будущим супругом. Бывая на службах, о. Евгений общался со всей её семьёй. Спустя три года после знакомства по благословению духовников они обвенчались.

Положась на волю Божью

Экологическая ситуация в Усть-Каменогорске, где жила молодая семья, была очень тяжёлой, это сказалось на здоровье первенца – дочки Наташи, врачи порекомендовали им срочно сменить место жительства. Было принято решение переехать в Белгородскую область.

В 2007 году, за две недели до приезда жены с дочкой, глава семьи объехал практически весь регион и выбрал нашу Борисовку. Матушка Ирина с Наташей приехала в ночь на 24 ноября, а 25-е выпало так же, как и в этом году, на воскресенье. Переночевали они у знакомых и утром вместе пошли на воскресную службу в Михайловский храм, а после неё отправились пешком смотреть жильё, которое подобрал отец Евгений.

«Когда мы шли по улицам, было ощущение, что вернулись домой из командировки», — вспомнила матушка Ирина.

Конечно, на первых порах новосёлам пришлось непросто: их сбережений хватило лишь на покупку небольшого старенького домика без всяких удобств. Но они ни на что не роптали и не ропщут.

«Мы не чувствовали себя одинокими: все, с кем знакомились или обращались по какому‑нибудь вопросу, старались помочь, поддержать нас. Главное и единственное счастье для нас – любовь. Неустроенный быт – это мелочи, многие живут гораздо хуже нас. Но если есть любовь – будет и всё остальное. Надо любить жизнь, любить людей и всё, что ты делаешь, и тогда обязательно будет счастье. Уезжали из Казахстана, положась на волю Божью, — продолжила матушка Ирина. – Времени на принятие решения и переезд было очень мало, перевестись из пединститута, где я училась, в Белгород не успела. Да и как бы я училась с четырёхмесячным ребёнком на руках?! А через год появилась Сашенька. Но мы знали, ради чего и на что шли, поэтому ни обиды, ни отчаяния не было.

Здесь я работал в столярке, потом с другом выполняли ремонтные работы, был и грузчиком. Но давняя моя мечта по промыслу Божьему осуществилась, и я стал священником, — рассказал отец Евгений и с благодарностью отозвался об участии борисовских, белгородских и губкинских священников разных санов в своей судьбе».

С мужем и в его тени

Сейчас у Кармишиных трое детей. Наташе 11 лет, Александре – 9, а Максиму – 5. Супруги – приверженцы домашнего воспитания, и считают, что этим должна заниматься мама.

«Дело в том, что чем больше дети находятся с мамой, тем лучше и для них, и для неё. Поэтому наши дети ни дня не ходили в садик. Но при этом недостатка общения или опыта жизни в детском коллективе у них нет. Девочки хорошо учатся в общеобразовательной школе, до неё прошли курс раннего эстетического развития в детской школе искусств. Сейчас четвёртый год учатся по классу фортепиано и занимаются вокалом, поют в хоре и на клиросе. Мы с батюшкой преподаём в Воскресной школе при монастыре, батюшка – её директор и духовник, а дети занимаются в младшей группе. Максим тоже сейчас проходит курс раннего эстетического развития, уже читает по слогам, знает счёт и решает простые примеры на сложение и вычитание. Дома им хватает общения: на нашей улице много деток разных возрастов», — рассказала матушка Ирина.

Как и многие женщины, матушка увлекается рукоделием, кулинарией, разведением комнатных и садовых растений. В последнее время у неё появилась возможность заниматься фотографией – увлечением юности.

Матушка всегда с батюшкой, но находится в его тени. Так легко ли быть женой священника? Думаю, это одна из самых трудный женских стезей – путь матушки. Он возлагает много обязанностей и оставляет мало прав, требуя особого самоотречения. Но когда он воспринимается, как благодатная возможность через служение мужу-священнику служить церкви, то становится источником радости. Отношение к своему статусу матушка Ирина описала так:

«На самом деле мне очень приятно во всём следовать за мужем, важные решения всегда принимать вместе. Конечно, как и в мирских семьях, у нас бывает недопонимание, но все наши ссоры быстро затухают. Любовь помогает. Любовь проявляет себя через служение, и в браке мы получаем возможность всю жизнь служить друг другу. Счастье для нас – любить и быть любимыми».

comments powered by HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×