Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
10:23, 04 сентября 2021

Жительница Борисовки — о профессии линотиписта

Жительница Борисовки — о профессии линотипистаФото: Карина Муратова
  • Интервью

Ольга Чернова на протяжении 16 лет принимала непосредственное участие в издании районной газеты «Призыв».

В последнее время всё стремительно меняется. Появляются новые профессии, а некоторые исчезают. Наука и техника активно развиваются и способствуют созданию чего‑то нового. Один из примеров исчезнувшей профессии – линотипист. Это специалист, который набирает тексты печатной продукции (газеты, журналы, книги и другое) на наборной строкоотливной машине. Нашему корреспонденту посчастливилось встретиться с таким тружеником и узнать о тонкостях данной профессии.

Ольга Чернова родом из Великомихайловки Новоосколького района. Она училась в Белгородском полиграфическом училище по специальности «Линотипист». После окончания обучения в 1971 году её отправили по распределению в Борисовкую типографию. Там Ольга Чернова на протяжении 16 лет принимала непосредственное участие в издании районной газеты «Призыв».

— Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к такой интересной и одновременно непростой профессии?

— Я со школьных лет была погружена в творчество: писала статьи, заметки. Моим преподавателем по русскому языку была Роза Чеботарёва. В то время она помогала мне и редактировала мои материалы, которые в последующем публиковали в газетах «Белгородская правда», «Пионерская правда». Позже райком комсомола направил меня в редакцию Новооскольской газеты. Но поработать там так и не удалось: свободного места, увы, не оказалось. И тогда мне предложили поступить в Белгородское полиграфическое училище. Там нас обучали машинному набору текста, и мне это пришлось по душе. Обучение длилось три года, а после по распределению я сразу была направлена на работу в Борисовскую типографию. На тот момент мне было 20 лет. Я сразу окунулась в трудовую деятельность. Позже вышла замуж и окончательно обосновалась в посёлке. Иногда время от времени писала заметки в газету «Призыв».

— Что входило в обязанности линотиписта? Опишите процесс издания газет.

— Мы приходили на работу утром. Линотипы уже были разогреты – их обычно часа за два до начала работы включал сторож, дежуривший ночью. Первым делом над раскалённым котлом, подвешивали на крючок увесистую чушку из сплава олова, свинца и сурьмы. При работе машины она постепенно опускалась вниз и добавляла металл, разогретый до 400 градусов и уходящий на отлив набранных строк. Одна такая чушка весила 12 кг. В день их подвешивали примерно по пять штук. После этого мы набирали текст. Уже готовый линотипный набор – свинцовые строчки – передавался на вёрстку в наборный цех, где трудились настоящие мастера своего дела. Оттиски, сделанные с тех полос, вычитывались корректором, вносилась правка, а потом наши печатники печатали газету на ротационной машине. Чтобы не происходило, но к утру «Призыв», а это тираж почти двенадцать тысяч экземпляров, всегда был готов к отправке в почтовые отделения. Я наизусть выучила расположение букв на клавиатуре, поэтому даже не смотрела на них. Текст набирала с огромной скоростью. Тогда процесс издания газет был очень трудоёмким. Но мы, работники типографии, относились к нему с большой ответственностью.

— Как проходил Ваш рабочий день в типографии?

— Я работала с девяти утра до шести часов вечера, пять дней в неделю. Как только приходила в типографию – мне сразу приносили материалы из редакции, и я приступала к работе. За день могла набрать всю газету – четыре полосы. Первыми моими наставниками в линотипном цехе стали Елена Чефонова и Нина Калашник. Тогда от тружеников типографии зависело многое. Помню, закончился рабочий день, и я уже дома. И тут неожиданно приходят с просьбой вернуться в цех и набрать заново текст, так как были внесены изменения в заметку. Я собралась и пошла на работу. А что оставалось делать?! Я ведь любила свою профессию. Все новости знала одной из первых. От начала до конца могла пересказать всю газету.

Жительница Борисовки — о профессии линотиписта - Изображение Фото: Карина Муратова

— Вы – человек трудолюбивый. Наверняка у Вас были заслуги во время работы в типографии…

— Я не люблю хвалиться, но своё дело знала и достойно трудилась. В те годы обо мне писали в белгородской газете. Я часто ездила на областные конкурсы, в которых участвовали работники из разных типографий. Там занимала первые и вторые места. В 1974 году мне присвоили звание «Лучший машинный наборщик Белгородской области». Меня несколько раз награждали почётным нагрудным значком «Победитель социалистического соревнования» за высокие производственные показатели. Также в те годы мне выпала честь быть занесённой на районную Доску почёта. Многие грамоты, к сожалению, со временем были утеряны и многое уже не припомню.

— Скажите пару слов о вашем коллективе.

— Всего в типографии трудились примерно 20 человек. Нашим директором был Павел Крячко. Очень достойный и хороший человек. Мы все относились к нему с уважением. Коллектив у нас был бесподобный. Работники редакции и типографии всегда стремились создать интересную, разнообразную по содержанию и полиграфически качественную газету. Мы все были не разлей вода: вместе отмечали праздники и поддерживали связь друг с другом. Но, к сожалению, сейчас почти никого не осталось в живых. Мне приятно осознавать, что я повстречала таких замечательных трудолюбивых людей. Я вспоминаю то время с большой радостью и благодарностью. Ой, как же это было давно…

— Как такая деятельность повлияла на Ваше здоровье, ведь Вы ежедневно взаимодействовали с таким металлом, как свинец?

— На моём здоровье работа никак не отразилась. До сих пор хожу без очков. Все удивляются этому. В 50 лет я вышла на заслуженный отдых как раз таки из‑за вредных условий труда. Говорят, что этот металл влияет на кровь человека. Муж всегда переживал за моё здоровье, и поэтому мне пришлось уйти с работы, но, как оказалось, не навсегда. 

— Расскажите подробнее об этом периоде в Вашей жизни.

— Я никогда не любила сидеть без дела. Поэтому после ухода из типографии пошла работать в страховую компанию «Росгосстрах» старшим экономистом, а потом была бухглатером-контролёром в Борисовском водоканале. Через время меня перевели в Борисовскую службу заказчика, где я начисляла квартплаты и проверяла водомеры. 

— А что было дальше? Когда Вы снова стали трудиться в типографии?

— В то время директором типографии был уже Владимир Гончаров. Он звал меня вернуться назад. До пяти часов вечера я работала в службе заказчика и после шла в типографию, где трудилась до девяти вечера. Но было нелегко совмещать сразу две работы. И мне пришлось сделать выбор: вернулась окончательно в любимую типографию. Но в 2006 году наш дружный коллектив столкнулся с переломным моментом. Типографию закрыли. Я не могу передать словами, какая это была трагедия и потеря для нас. В этом дорогом нам месте прошли наши лучшие годы.

— Чем Вы занимались после закрытия типографии?

— Меня пригласили работать в местную социальную службу. Я получала одежду и выдавала её малоимущим людям, вела соответствующие журналы. Там трудилась до 2008 года, а потом окончательно ушла на заслуженный отдых… Сейчас занимаюсь огородом и домом, а сын и дочь помогают мне в этом. В свободное время вяжу крючком. Но больше всего мне нравится получать новые знания. Я читаю книги, газеты, журналы и изучаю географию по атласам. Жизнь пролетела так, что и не успела оглянуться. Часто вспоминаю то прекрасное время, когда работала линотипистом в Борисовской типографии. И, конечно, не забываю наш дружный замечательный коллектив.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×