Призыв31

Боец крылатой пехоты. Память о службе в ВДВ борисовец пронёс через всю жизнь

1 августа 2021, 09:59ОбществоФото: Ника Веденёва

Бывших десантников не бывает – это утверждение Николай Соколов доказывает всей своей жизнью.

«Никто, кроме нас» — таков девиз воздушно-десантных войск. Это значит выполнить боевую задачу нужно любой ценой. Но бывших десантников не бывает – это утверждение Николай Соколов доказывает всей своей жизнью. На всяком месте и в любое время он готов отстаивать истину и свои принципы, невзирая на общепринятое мнение и связанные с этим неудобства. Таково его правило – идти до конца и побеждать.

Друзья-соперники

Мальчишеская дружба очень часто остаётся на всю жизнь. Порой она проходит сквозь годы, и, проверенная временем, становится крепче гранита. Друзья детства Николая Соколова были не просто товарищами, с которыми он проводил большую часть свободного времени. Между ними было здоровое соперничество – некая движущая сила, позволяющая раскрыть все заложенные природой внутренние потенциалы. Они соревновались во всём, и прежде всего в спорте.

«У нас не было враждебности, а была мужская дружба. Я воспитывался в детском доме. Во время учёбы в школе меня брали не на все спортивные соревнования, и мне, во что бы то ни стало, хотелось доказать, что я чего‑то стою. Со школьных лет я мечтал о море, в старших классах думал о поступлении в военно-морское училище. По окончании школы поехал сдавать вступительные экзамены в Киевское военно-морское политическое училище. Физическую подготовку и прочие предметы я сдал успешно, а математику не дотянул. В результате, не добрав необходимых баллов, не прошёл по конкурсу и вернулся домой. Предстояла срочная служба в Вооружённых силах. Осенью лучшего друга – Сергея Пелих – призвали в армию, в десантные войска. Захотелось стать десантником и мне. Будучи уже приписанным к военно-морскому флоту, я попросил в военкомате причислить меня к десанту. Видя моё сильное желание, мне пошли навстречу. Но необходимо было пройти десятидневные сборы, во время которых надо было совершить три прыжка с парашютом. Я успешно прошёл это испытание. В Борисовском районе в десант было призвано пять человек, среди них был и я», — вспоминал Николай Соколов.

Гайжюнай

Так называется место в Литве, где располагался учебный центр неподалёку от Каунаса. На сборном пункте проходил отбор в учебные подразделения. Николай Соколов попал под начало командира разведроты старшего лейтенанта Валерия Евневича – того самого, который, будучи командиром Таманской дивизии, в 1993 году исполнил приказ в Москве о расстреле Белого дома… Предпочтение отдавалось физически хорошо подготовленным новобранцам.

«Поскольку ещё со школы я занимался многими видами спорта и был физически развит, — рассказал Николай Олегович, — меня отобрали в разведывательную роту. Хотя в армии я никогда не был в последних рядах, очень скоро осознал, что и моя подготовка недостаточна. Старший лейтенант предложил пройти с ним борцовский спарринг, и, увидев мою хватку, оставил в своём подразделении, где готовили командиров боевых машин десанта. Занятия были напряжёнными. Более половины учебной боевой подготовки приходилось на ночное время. За время учёбы я совершил шесть прыжков с парашютом, а всего, с учётом трёх прыжков до армии, их насчитывалось девять».

Даже выпадавший иногда наряд вне очереди воспринимался легко. Самым страшным наказанием в то время было отстранение от прыжков. Очередной подготовительный период заканчивался 10-дневным марш-броском в пятисоткилометровой зоне выброски. Через полгода, по окончании учёбы, рядовому Соколову было присвоено звание младшего сержанта, после чего он был направлен к месту службы – в 103-ю гвардейскую Витебскую воздушно-десантную дивизию, в 357-й полк.

Фото: Николай Соколов

80-я отдельная

Основная служба проходила в 80-й отдельной разведроте. Место командира отделения оказалось вакантным, и сержанту Соколову предложили его занять. Благодаря упорному, стойкому характеру, выработанному ещё в детстве, он снискал уважение не только молодых солдат, но и старослужащих. Строгость и справедливость – качества, необходимые руководителю любого уровня, были присущи молодому командиру. Как и прежде, значительное место в период службы отводилось спорту. Из числа срочников была сформирована достаточно сильная футбольная команда.

«К сожалению, она просуществовала недолго, — поделился Николай Олегович. – Предпочтение было отдано регби как более силовой игре. Мне самому пришлось участвовать в первенстве дивизии по самбо, где я занял четвертое место». 

По истечении полугода, когда ушли старослужащие, сержанта Соколова назначили заместителем командира взвода, а ещё через полгода – командиром отделения управления. Таким образом, за два года он прошёл всю иерархию срочной службы.

Понять себя

Даже после года службы в десантных войсках мечта о поступлении в военно-морское училище Николая не отпускала. Но в соответствии с родом войск его направили в Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, куда он благополучно поступил. 

«Я скоро понял, что жизнь кадрового военного — не для меня. И чтобы меня отчислили из училища, я сознательно шёл на нарушение режима — убегал в «самоволку». Но при всём стремлении я долго не попадался. Через полтора месяца, подав рапорт, вернулся в свою часть», — вспоминал Николай Олегович.

По итогам 1977 года 80-я отдельная разведрота была признана одной из лучших в воздушно-десантных войсках, а в конкурсе сержантов победил командир отделения управления старший сержант Соколов. Последний год службы прошёл не только в армейских учениях. В 1978 году в составе сборных воздушно-десантных войск Николаю довелось участвовать в спортивном празднике, посвящённом открытию XVIII съезда ВЛКСМ в Москве. Выступление состоялось во Дворце спорта «Лужники», где присутствовало руководство страны во главе с Генеральным секретарём Леонидом Брежневым. На арене Дворца десантники демонстрировали приёмы рукопашного боя, метали ножи, выполняли прыжки и другие акробатические элементы. Вернувшись в часть с личной благодарностью Брежнева, старший сержант Соколов был демобилизован первым из всего военного городка 29 апреля 1978 года.

Армейская школа жизни

По признанию многих молодых людей, армия оставила в них самые яркие воспоминания на всю жизнь, дала несравнимый ни с чем опыт самопознания, настоящей мужской дружбы и взаимовыручки. Ведь все заложенные в человека ещё с детства качества и черты характера в условиях армейских тягот, строгой дисциплины, а порой и настоящей опасности, проявляются наиболее ярко.

«Прежде всего армия выявляет скрытые возможности человека, — отметил собеседник, — открывает его внутренние резервы. Раньше я и не предполагал, что смогу за шесть суток учений «Березина-78» спать в целом всего восемь часов. Приходилось отдыхать урывками. Довелось во время учений выживать трое суток в зимнем лесу, имея с собой только сухой паёк. Ночевали в вырытых в снегу «берлогах», застеленных еловым лапником. Совершали многокилометровые марш-броски с полной выкладкой. Было тяжело, но в какой‑то момент открывалось «второе дыхание» и поставленную задачу выполняли до конца. Помогает в таких случаях чувство ответственности за общий результат, за подчинённых молодых солдат. Очень важно для командира уметь принять правильное решение и отдать своевременный приказ, а для подчинённых – его выполнить. Поэтому в отношениях военнослужащих разных чинов должны быть взаимоуважение и дисциплина, а между равными по званию бывает и крепкая армейская дружба. Чаще всего она остаётся на всю жизнь. Я, с одной стороны, был командиром требовательным, а с другой — не допускал, чтобы старослужащие солдаты издевались над младшими, всегда стоял за справедливость. В целом армейская жизнь – трудная, и я уважаю любого человека, прошедшего срочную службу». 

Десантное братство

Пролетели армейские годы, десантники разъехались по домам. По‑разному сложились их судьбы. Многие с успехом нашли себя в гражданской жизни, обзавелись семьями. Но никогда не смогут мирские заботы стереть из памяти двух трудных и, вместе с тем, прекрасных лет срочной армейской службы. Гораздо позже — в 1993 году — Николай Соколов стал очевидцем государственного переворота в России, свидетелем человеческой подлости и измены.

«В начале 90-х я работал председателем профкома БЗММК, — вспоминал Николай Олегович, – борисовцами был избран депутатом облсовета Белгородской области. Когда начало нарастать противостояние в Москве, меня послали туда для наблюдения. Я регулярно докладывал руководству области о текущей ситуации. Был там с 24 сентября 1993 года вплоть до расстрела Белого дома 4 октября. На Крымском мосту пытался предотвратить столкновение масс людей с ОМОНом. К большому сожалению, трагедия произошла, погибли люди. Но каждый, кто там был, оставил свой след в истории».

По сложившейся традиции каждый год 2 августа – в День ВДВ – десантники собираются, чтобы вспомнить былые годы, пообщаться с сослуживцами. Отмечает с товарищами этот день и Николай Соколов. 

«В нашей компании – глава администрации городского поселения «Посёлок Борисовка» Алексей Хуторной.– Он в своё время прошёл ту же учебную часть, что и я – в Гайжюнай, только на полгода позже. Празднуют с нами Александр Мирошниченко – один из первых десантников нашего посёлка, Геннадий Хализев. Раньше отмечал вместе с нами ныне почивший Геннадий Золотарёв. Уже традиционно в этот день мы навещаем его могилу. Собираются на праздник и Николай Филоненко, Юрий Булах, хотя они и не были десантниками. Периодически присоединяется к нам глава администрации района Николай Давыдов. Этот день мы встречаем в исключительно мужской компании, вспоминаем былые армейские годы, поём песни. Алексей Васильевич аккомпанирует нам на баяне. Обязательно обходим могилы десантников на местных кладбищах», — поделился Николай Олегович.

Недаром воздушно-десантные войска называются ещё и крылатой пехотой. Гвардейцы-десантники во все времена были гордостью нашей армии, считались военной элитой, способной выполнить любую задачу. Они всегда на передовой — и на войне, и в жизни.

Фото: Николай Соколов