Local Logo
Новости Борисовского района Белгородской области
93.44
+0.00$
99.58
+0.00
+20 °С, ясно
Белгород

Жительница Борисовки Евгения Петровна Плужник рассказала о жизни в период оккупации посёлка немцами

1 апреля 2023, 12:00ОбществоФото: Ирина Карнаухова

Женщине было десять лет, когда грянула война.

Уходят ветераны Великой Отечественной войны – живые свидетели трагедии миллионов советских граждан и народов других стран. Тем ценнее становятся воспоминания детей войны, которые тоже испытали невероятную тяжесть тех лет. Но стойкость характера нашего народа проявляется даже в самом раннем возрасте. Они пережили, выстояли и прожили достойную жизнь, отдав силы воспитанию детей, работе и созидательному труду на родной земле. Сейчас эти люди уже в  почтенном возрасте, но любовь к жизни не позволяет им сдаваться. Они крепятся из последних сил и служат нам самым достойным примером того, что значит быть настоящим человеком.

Моей собеседнице было десять лет, когда грянула война. Евгения Петровна – уроженка Борисовки. Вскоре после объявления о начале войны провели мобилизацию. Она помнит, как провожали призванных на фронт борисовцев:

«Вызвали в военкомат отца и дядю, выдали им повестки. В назначенный день с вещами они собрались там во дворе. А мы – дети, жёны, родители, родственники  – пришли их провожать. Все плакали, обнимались, прощались. Было страшно и тревожно. Дали команду, солдаты сели в грузовую машину с лавочками в кузове и открытым верхом и поехали на станцию, к поезду, для отправки на фронт».

Женщины и дети остались ждать возвращения воинов с победой. Им выпали немалые испытания. Немцы захватывали наш посёлок два раза. Эти беды усугубляли голод, холод и разруха. Одним из ярких воспоминаний школьной жизни в памяти моей собеседницы сохранился момент, когда учителя говорили им, как надо заклеивать окна, чтобы при бомбёжке стёкла не разлетались далеко во все стороны и не ранили находящихся в помещении людей.

«Резали газеты широкими полосками и заклеивали каждую фрамугу окна крест-накрест. Клейстер делали из крахмала, – уточнила она. – Мы жили на улице Гагарина около школы Карла Маркса, в здании которой теперь расположен Дом ремёсел. В 1941 году в сентябре немного проучились. Немецкие войска приближались с каждым днём. По сводкам и от местных жителей мы узнавали, какие сёла уже заняты. И в октябре гитлеровцы вошли в Борисовку. Мы, дети, как услышали, что немцы идут, побежали к дому. В конце огорода у нас была выкопана траншея, чтобы три семьи – в каждой по три-четыре человека – могли укрыться от бомбёжки. Мы ждали немцев на танках, а они приехали на лошадях в крытых бричках. А мы же, дети, на месте долго не усидеть, выскочим, бывало, на огород огурчик или помидорчик оставшийся сорвать. Тепло в тот год стояло долго. А захватчики только вошли и тут же: «Матка, яйки, куры, млеко!» Требовали продукты».

Евгения Петровна рассказала, что их дом заняли немец и поляк. Поляк сильно привязался к соседской девочке.

«Ей было два с половиной годика, а у него тоже дети дома остались. Он, как только получал солдатский паёк, брал её на руки, угощал шоколадом, гулял с ней по двору. Немец тоже никого не обижал. Нам в этом смысле повезло. А сейчас наши братья-украинцы что затеяли, как издеваются над пленными. Хотя народ, конечно, ни в чём не виноват. Враги, захватившие власть, терзают людей, жалко бедных, – со слезами произнесла пожилая женщина. Её очень расстраивают вести с Украины».

Самолёты немецкие несколько раз пролетали над посёлком, но бомбёжек на их улице не было. Дети разбегались, прятались с женщинами и стариками по погребам и траншеям, но все дома уцелели. А в Стригунах немцы расстреляли женщину-председателя. Имени её Евгения Петровна не смогла припомнить.

После того, как в 1942 году немцев выбили из нашего района, прошло некоторое время, и мирному населению поставили задачу рыть противотанковые рвы.

«Остались дети, старики, старухи. Но рвы нужны были для защиты нас в том числе, - говорит Евгения Петровна. – Делали их достаточно широкими, чтобы танк на полном ходу не мог преодолеть. Поэтому работали все из последних сил. Голодные, ослабевшие приходили люди даже из самых дальних хуторов. Все понимали, что это – вопрос жизни или смерти. Но рвы эти не понадобились, наступление развернулось в другом направлении».

Угроза физической расправы отступила после освобождения района 7 августа 1943 года. Но пришла не менее беспощадная беда – голод. Евгения Петровна рассказала, как они выкапывали в огородах мёрзлую картошку, а в полях – мёрзлую свёклу. Сеяли всё вручную женщины и дети, пололи тоже. С вредителями боролись примитивными способами – ставили ловушки в виде ёмкостей с приманкой – других методов просто не было. После уборки свёклы возили её на коровах на станцию для отправки на сахарный завод. Подростки запрягали коров, у кого они были в хозяйстве, и перевозили урожай. На коровах и пахали, и сеяли, но их было совсем мало. У матери Евгении Петровны корова появилась случайно. Вдовец той самой женщины-председателя из Стригунов не смог по объективным причинам заготовить сена на зиму для коровы, которую ему дали после восстановления советской власти на освобождённой от немецко-фашистских захватчиков территории. Поэтому ему пришлось продать животное. Евгения Петровна с большой любовью вспомнила о своей коровке-кормилице. Во многом благодаря ей они с мамой и братьями выжили после войны. В округе было всего две лошади. На них возили дрова. Лесник выделял по два кубометра древесины. Эти деревья сами спиливали, распиливали на подъёмные брёвна, грузили и везли для школы, больницы и других нужд. А другие подростки возили торф с болот, тоже для отопления. Больных после войны было много. Об этом Евгения Петровна знает не понаслышке: она 40 лет трудилась санитаркой в районной больнице. За бескорыстную помощь людям в течение многих лет она получила звание Почётного донора.

«Только началась война, и такой был дождь, а как раз подошло время убирать картошку. Залил всё. Картошка осталась в земле. Мы немного выкопали: она вся в грязи, занесли в хату, расстелили, просушили кое-как. Но сколько мы там её смогли выкопать?! Всё осталось в огороде. Пришла весна. Давайте ж копать. Накопали несколько кустов. Она мёрзлая. От земли очистили, высушили. Братья толкушками истолкли её в ступе и заваривали из полученного порошка кисель и ели. Это было настоящим добром для нас. В другой раз накопали мёрзлой свёклы. Хлопцы привезли на чём-то. Почистили и в дежке поставили в погреб. Она сгнила ещё в поле. Так мы эту гнилую массу смешивали с отсевом от зерна, скорлупками по сути, и ели. Ели всё, что находили, только бы не пропасть, – вот таким было детство и отрочество нашей рассказчицы».

И, преодолев всё это, она нисколько не утратила любви к жизни и людям. Вышла замуж. Прожила достойную жизнь. Воспитала с супругом троих детей. Сейчас эта милая общительная женщина окружена вниманием и заботой дочерей. Она без устали молится каждый день за скорейшее возвращение российских воинов с победой домой. Пусть же её история и похожие судьбы других людей её поколения укрепляют в нас веру в неизбежную победу правды и настоящей человеческой силы духа.

Нашли опечатку в тексте?
Выделите ее и нажмите ctrl+enter
Авторы:Ирина Карнаухова
Читайте также
Выбор редакции
Материал
Общество19 апреля , 11:59
День местного самоуправления отметили в Борисовском районе
Материал
Общество19 апреля , 10:30
Военнослужащие с передовой прошли первое тестирование по образовательной программе «Время героев»
Материал
Общество18 апреля , 21:13
Вячеслав Гладков сообщил о ходе реализации программы предоставления жилья многодетным семьям